Брис Пэнкейк

Забивной

Измученный сном Скиви медленно приходил в чувства, блуждал между темнотой и светом. Он перекатился на другой бок и ощупал шишки на своей голове. Их было немного, зато остальное тело болело от ударов стульями, разбитые костяшки прилипли к простыне. Бытовка была темной и пустой, словно цистерна, и Скивин голос разнесся по ней:

— Бунд.

Сон был похож на явь, на их с Бундом настоящий бой. Скиви словно в самом деле пытался убить лучшего друга. Когда оглушенного Бунда из больницы привезли домой, мать умоляла Скиви прекратить боксировать. «Ходи на свои забивы сколько влезет, — говорила она, касаясь повязки на его надбровье, — но чтобы впредь никаких бинтов. И чтобы никто у тебя не попадал в больницу».

[ ... ]